Лента новостей 

«Безумно храбрый человек»

23 февраля 2018, 11:00
2 846
«Безумно храбрый человек»

Так отозвался о легендарном летчике-бомбардировщике, единственном из наших земляков дважды Герое Советского Союза Иване Полбине прославленный маршал Великой Отечественной войны Иван Конев.

Родился… в тюрьме

Иван Семенович Полбин был из бедной крестьянской семьи села Ртищево-Каменка (ныне это Майнский район нашей области). В 1905 году по всей стране прокатилась волна забастовок. Волнение охватило и родное село Ивана. Беременная Ксения Полбина, мать будущего героя, в кругу односельчан пожаловалась: «Плохо живется. Муж больной, хлеба нет, как быть дальше - не знаю...».

Кто-то на нее донес. Полицейские расценили жалобы крестьянки как агитацию против царизма и посадили ее в симбирскую тюрьму. Там-то 9 февраля 1905 года и родился у нее сын Иван, который вскоре сполна хлебнул и лиха, и горечи сиротства. Когда Ване минуло семь лет, от чахотки умер его отец. Мальчишка вынужден был пойти батрачить к местному помещику с характерной фамилией - Живодеров.

Иван пас стадо, выполнял и непосильную для своего возраста работу. Позже работал на железной дороге. Парнем он оказался хватким, с практической сметкой. В Гражданскую войну, в 1918 году, 14-летним подростком Иван Полбин ушел на заработки на станцию Выры. Там он впервые, как рассказывал сам, увидел в газете изображение самолета. С тех пор и «заболел» мечтой о полетах. Именно советская власть дала парню возможность учиться.

Сломанный мизинец взлету не помеха

В 1926 году, окончив 9-й класс Карлинской школы, Полбин поработал в избе-читальне, затем его избрали секретарем волостного комитета комсомола. Но юноша только и думал о том, когда его призовут на срочную военную службу, где он обязательно будет проситься в авиацию. Но медицинская комиссия парня для авиации забраковала: на правой руке у него не сгибался мизинец.

Направили Ивана Полбина в его 22 года на годичные курсы, готовившие командиров взводов запаса. Тем не менее мечта о небе его не оставляла, и своего он все-таки добился. В июле 1929 года Полбин был принят в Вольскую авиационную теоретическую школу, а в декабре 1930-го направлен в Оренбургскую школу летчиков для практического летного обучения. После выпуска он остался там же, а позже работал в Харьковской авиационной школе летчиком-инструктором. С этого и началась его стремительная летная карьера…

Летом 1933 года Ивана назначили в одну из забайкальских авиационных частей - командиром экипажа тяжелого бомбардировщика ТБ-3, а еще через три года - командиром отряда. Летом 1939 года в боях с японской авиацией на Халкин-Голе Ивану Полбину довелось пройти боевую проверку с эскадрильей бомбардировщиков, которой он командовал. Там капитан Полбин совершил 19 боевых вылетов. Его умение водить строи бомбардировщиков и новые методы обороны строя (сомкнутый строй) позволяли не только с успехом отражать атаки японских истребителей, но и наносить им
ощутимые потери. Эскадрилья Полбина в этих боях не потеряла ни одного самолета.

Тогда же открылся счет его боевым наградам. За высокое воинское мастерство и мужество Полбин был награжден орденом Ленина, а в начале 1940 года назначен командиром полка. 

Ночные бомбардировщики

Война застала Полбина в Чите. В середине июля 1941 года его 150-й скоростной бомбардировочный авиаполк закончил перебазирование из глубокого тыла на один из прифронтовых аэродромов Западного фронта. С этого дня почти ежедневно летчики полка совершали по два-три боевых вылета в сутки. На самые ответственные задания майор Полбин сам вылетал во главе полка. Чаще всего это были ночные вылеты и в непогоду, в основном на дальних и ближних подступах к Москве.

В боях на Сталинградском фронте, летая уже на скоростном бомбардировщике Пе-2, он лично разбомбил с пикирования огромный склад горючего, который охранялся противником особенно тщательно. К августу 1942 года Иван Полбин уже совершил 107 боевых вылетов. Вскоре ему присвоили звание Героя Советского Союза. Самолет Пе-2 или, как его называли летчики, «пешка», обладал замечательными летно-тактическими данными, был на редкость выносливым, отличался и удивительной живучестью. Детище талантливого конструктора Владимира Петлякова прекрасно выдерживало суровые испытания войны. Не зря летчики любили эту машину.

«Отец» летчикам

К ноябрю 1942 года уже в звании полковника И.С. Полбин был назначен командиром 301-й бомбардировочной авиационной дивизии. Кстати, из Полбина получился не только отважный летчик, но и замечательный командир. Иван Семенович в этом качестве был добрым и заботливым, но промахов никому не прощал.

Там, где речь шла о боевой деятельности, он был предельно требователен. Крепкий, широкоплечий, он смотрел на собеседника ясными, проницательными глазами. Подчиненные любили его, видели в нем пример для подражания, и каждое его слово воспринималось беспрекословно. Все, кто служил с Полбиным, неизменно отмечали и то, что он проявлял неиссякаемую жажду ко всему новому в боевом использовании авиатехники.

По воспоминаниям коллег, он учил экипажи не только хорошо летать, метко бомбить, но и воспитывал в них творческое отношение к делу, развивал дух новаторства, горячо поддерживал разумную инициативу. В самолете он видел не просто машину, наделенную конструктором какими-то определенными тактико-техническими данными, он стремился выявить в ней и скрытые возможности, о которых ее создатель сам порой и не подозревал.

Летчик Полбин был человеком редкого военного дарования, исключительной смелости. Спокойный, уравновешенный, он никогда не бравировал своей храбростью, на все ответственные задания лично водил группы самолетов и уж непременно сам изучал район предстоящих боевых действий.

Новатор воздушного боя

В марте 1943 года Иван Семенович принял под командование авиационный корпус. Здесь он проявил себя как новатор, не боявшийся совершенствовать боевую практику и вести за собой других. Однажды, в период боев за Львов, с задания вернулся летчик Панин и давай над КП виражи закладывать, крутить «бочки». «Этого еще не хватало», - подумали все.

Пикирующий бомбардировщик - не истребитель, на нем запрещен высший пилотаж. Летчику приказали немедленно садиться, затем его арестовали и посадили на гауптвахту.
Когда об этом случае доложили Полбину, он заинтересовался, распорядился вызвать Панина и расспросил, как тот выполнял на Пе-2 сложные фигуры. Летчик, конечно, и не подозревал, зачем командиру корпуса понадобились такие подробности о его воздушном хулиганстве. Наконец деловая часть разговора закончилась. Полбин сказал: «Возвращайтесь на гауптвахту». А когда за летчиком закрылась дверь, генерал сделал вывод: «А Панин - дельный парень!».

Смысл его слов стал понятен несколько позже. Полбин так же, как Панин, начал над аэродромом выполнять фигуры высшего пилотажа. Все ахнули. То, за что пострадал рядовой летчик, делал сам командир корпуса. Панин, присутствовавший при этом, просиял: «Здорово крутит!».

Полбин вылез из кабины сияющий: «Вы знаете, это не машина, а чудо. Мы сейчас можем ходить на задания и без истребителей. Вот он, наш истребитель и бомбардировщик», - указал он рукой на «пешку». Теперь при встрече с истребителями противника летчики смело маневрировали, не боясь допускать перегрузок. 

Другое новшество Полбина получило название «вертушки». Этот тактический прием состоял в следующем. Придя на объект, бомбардировщики образуют замкнутый круг и затем поочередно, сохраняя между самолетами дистанцию 500-600 метров, один за другим пикируют на цель под углом до 70 градусов. При этом они добиваются такой последовательности: когда первый самолет, сбросив бомбы, выходит из пике, второй уже идет к земле под определенным углом, а третий только еще входит в пикирование. Таким образом, самолеты непрерывно атакуют цель, воздействуя на нее бомбами и бортовым огнем. 

Новый прием оказался чрезвычайно простым, но весьма эффективным.

Не дожил до Победы

И так верилось, что Полбин будет неуязвим в небе до самого конца войны… В 1944 году 6-й Гвардейский бомбардировочный авиакорпус участвовал в Кировоградской, Корсунь-Шевченковской и Львовско-Сандомирской операциях. Когда 8-я воздушная армия вошла в состав 4-го Украинского фронта, корпус Полбина был передан во 2-ю воздушную армию. Почти до конца войны Иван Семенович продолжал лично сражаться с врагами.

К февралю 1945 года Полбин совершил 157 боевых вылетов, за что был представлен к награждению второй медалью «Золотая Звезда». Но встретить День Победы ему не удалось. Последней операцией, в которой он участвовал, была Висло-Одерская.

Командующий 6-й армией обратился с просьбой к генералу Полбину о помощи, чтобы не выпустить окруженных в Бреслау фашистов. А при сопротивлении - уничтожить. Иван Семенович лично возглавил группу снайперов, чтобы пикирующим ударом уничтожить войска и боевую технику в юго-западной части Бреслау. 9 февраля у генерала был день рождения. Ему исполнилось 40 лет, а 11 февраля Полбин повел девятку бомбардировщиков Пе-2 - как оказалось, в последний раз. Из этого боя легендарный летчик не вернулся.

От прямого попадания зенитного снаряда самолет командира корпуса загорелся и упал в окрестностях города. Лишь один человек из состава экипажа - стрелок-радист - сумел выпрыгнуть с парашютом. Звание дважды Героя Советского Союза Ивану Семеновичу Полбину было присвоено уже посмертно.

Ему не удалось увидеть наш День Победы. Всего лишь каких-то восемьдесят пять дней отделили его от этого всенародного праздника. Так мало после долгого и утомительного четырехлетнего пути… 

Галина Величкина,
заведующая сектором образовательных
программ Ульяновского областного
краеведческого музея им. И.А. Гончарова