Лента новостей 

Потомок Карамзина Федор Богородский: «В Ульяновске чище, чем в Лондоне и Нью Йорке!»

19 декабря 2016, 05:24
2419
Потомок Карамзина Федор Богородский: «В Ульяновске чище, чем в Лондоне и Нью Йорке!»

Потомок Николая Карамзина Федор Богородский стал настоящей звездой «Карамзинской ассамблеи», прошедшей в нашем городе с 1 по 12 декабря. Энциклопедическое знание трудов великого предка, пропущенное через глубокое личное восприятие, а также стойкая убежденность в актуальности его наследия сделали выступление Федора Дмитриевича ярким и запоминающимся.

В своем плотном графике он предусмотрел время, чтобы в свободной форме пообщаться с сотрудниками Дворца книги, завсегдатаями главной областной библиотеки и журналистами. Особый интерес собеседники проявили к жизни самого Богородского – он успешный международный финансист, на протяжении последних лет постоянно проживает в Уругвае. Беседа получилась очень откровенной и содержательной.

О России

«Имея возможность быть русским человеком и смотреть на Россию со стороны, я вижу, что в людях преобладает негативное мышление. Мы очень сосредоточены на текущих проблемах – нет денег, кризис и т.д. И это, думаю, очень мешает, ведь верно говорят, что кризис, как и разруха, в головах. Нам нужно гораздо глубже осознать, что Россия действительно великая страна, а мы народ, для которого нет ничего невозможного. И тогда многое изменится.

Еще очень заметно со стороны, что Россия становится чище. Причем как в буквальном, так и в переносном смысле.  Я много путешествую по миру и могу сравнивать. Лондон, например, только недавно начали прибирать, раньше там был кошмар. Нью-Йорк, на мой взгляд, очень грязный город. Приезжаешь в Россию: Москва, Санкт-Петербург, Ульяновск – здесь гораздо чище! Как ни банально, очень чувствуется русская душевность, искренность – на Западе этого меньше.

То, что Россия «проснулась», стала гораздо более активной на международной арене, очень заметно со стороны. И это очень своевременная активность, потому что в мире пришло время серьезных перемен, когда США теряют свое доминирование. Стране нужно продолжать следовать этой стратегии. Мир не может и не должен быть однополярным.

Моему сыну семь лет, и я мечтаю показать ему Россию. Учу его русскому языку, много рассказываю. Он очень любит Пушкина, перед сном я читаю ему «Евгения Онегина». Относительно России сына больше всего интересует вопрос «Что такое зима?» - в Уругвае всегда тепло. Я в пример ему привожу наш большой морозильник, в котором температура -30. Он делает круглые глаза и говорит: «Я не хочу зиму!». Но приедем, все равно приедем».

Потомок Карамзина Федор Богородский: «В Ульяновске чище, чем в Лондоне и Нью Йорке!»

Об Уругвае

«В свое время эта небольшая латиноамериканская страна пленила меня, и не отпускает до сих пор. Знакомство с ней совпало со временем серьезных перемен в моей жизни, как видимых, так и внутренних. И, более того, помогло мне в этих переменах. Меня удивила спокойная и размеренная жизнь, поразила хоть и небольшая, всего 200 лет, но очень насыщенная история. А еще – социалистический курс управления страной. Причем поначалу, после шумной и многолюдной Москвы я чувствовал себя вначале отрезанными от цивилизации и отброшенным на 20 лет назад. Но вскоре стал понимать совершенно обратное. Там царит единство с окружающим миром. Люди сознательно абстрагировались от современности, от навороченных дизайнов, от этого бешенного ритма. Они просто живут своей счастливой жизнью в кругу своих близких. Конечно, возможно дело и в океане, и в особых энергетических полях Пунта-Дель-Эсте, куда сотнями тысяч съезжаются Аргентинцы и Бразильцы для восстановления энергии, и в горячих источниках Пайсанду. Но ощущения полного энергетического единства с природой я не получал больше нигде, где приходилось бы мне бывать за все годы».

Потомок Карамзина Федор Богородский: «В Ульяновске чище, чем в Лондоне и Нью Йорке!»

О Карамзине и его уругвайском доме

«Дом Карамзиных в Уругвае появился очень спонтанно – люди тянулись, хотели общаться. Постепенно это переросло в более оформленные мероприятия, такие, как фортепианные вечера, открытые дискуссии, мини-выставки и т.д. Постепенно число вовлеченных и заинтересованных людей увеличилось человек до ста, и под Дом Карамзиных я отдал первый этаж своего дома. В Уругвае, конечно, очень мало знают о России. Стараюсь по мере сил восполнять этот вакуум. К сожалению, очень сказывается тот факт, что труды Карамзина до сих пор не переведены на испанский язык. Даже на английский существует единственный перевод – «Бедная лиза». Это моя заветная мечта – чтобы испаноязычный мир получил полноценный доступ к карамзинскому наследию.

Николай Карамзин - и об этом не так часто говорят – можно сказать, прорубил культурное окно в Европу. Журнал, который он издавал, был для того времени уникальным – в нем печатались переводные произведения иностранных литераторов. Российская интеллигенция получила доступ к информации о том, что происходит за рубежом, чем там живут люди, о чем задумываются. Появилась совершенно новая традиция. Я вообще считаю, что природа «родила» Николая Михайловича раньше его времени».

Об отношении к истории

«Карамзин рассматривал историю с позиций самодержавия, за что и критикуем до сих пор. Лично для меня в истории важнее всего факты. Историю нельзя политизировать. Считаю, что историю любого государства, в том числе и России, необходимо рассматривать в контексте мировой истории. Этого никто не делает, и очень жаль. Были, конечно, попытки, но не совсем удачные – не хватало объема и масштаба. Это дало бы нам совершенно другое восприятие. Кстати, в уругвайских школах идут по этому пути – параллельно со своей историей они изучают истории мировых держав, в том числе и России».   

Интересные факты от Федора Богородского

В Уругвае любое лекарство, выписанное врачом, отпускается в аптеке бесплатно.

Аргентинское танго на самом деле уругвайское – этот танец зародился в портовом городе Колония дель Сакраменто, который на тот момент принадлежал Аргентине, а сейчас входит в состав Колумбии.

В Уругвае практически нет национальной кухни, только европейская.

В сыне Федора Дмитриевича течет кровь двух князей – мама мальчика является прямой наследницей древнего грузинского аристократического рода.

Впервые Богородский побывал в Ульяновске совсем не из-за Карамзина – в 2012-ом  году компания "РИТДИС", в которой тогда работал Федор Дмитриевич, и Ульяновская область вели переговоры о реконструкции системы водоснабжения региона.

Перелет из Уругвая в Россию занимает двое с половиной суток.

В Уругвае выходит русское печатное издание в виде вкладки в местную газету. Оно полностью рекламное, чаще всего на его страницах рекламируется российский газ.