Лента новостей 

В Ульяновске живет человек с героической биографией. Прошел Курскую дугу, взял Кенигсберг и празднует 95 лет

18 февраля 2020, 06:00
0 578
В Ульяновске живет человек с героической биографией. Прошел Курскую дугу, взял Кенигсберг и празднует 95 лет

75 лет отделяют нас от победного мая 1945 года. Но время не в силах вычеркнуть из памяти народной одно из главных событий XX века – Великую Отечественную войну, эту страшную трагедию. Мы не должны забывать тех, кто отдал жизнь за нашу Родину, кто ковал победу на фронтах и в тылу. Об этом особенно нужно напоминать молодым поколениям, ибо для них война – это далекая история.

Рассказываем, об одном из славных воинов, участников Великой Отечественной войны, нашем земляке, которому 18 февраля исполняется 95 лет. Это, гвардии полковник, чекист-ветеран Михаил Ефимович Иванов.                    

За мужество, храбрость, находчивость при выполнении приказов командования на фронтах Великой Отечественной он награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны, орденом Славы, двумя медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга» и многими другими наградами.

Начало «огненного пути»

Его военная служба началась в январе 1943 года. Молодой боец был зачислен в 98-й запасной полк Приволжского военного округа, откуда через два месяца направлен в Куйбышевское пехотное училище.

Победное окончание Сталинградской битвы, завершившейся окружением 300-тысячной группировки гитлеровских войск и их уничтожением, вызвало у курсантов, как и всего советского народа, радость и веру в победу. Хотелось быстрее попасть на фронт. Его желание  вскоре сбылось, в училище набирают 100 добровольцев, куда зачисляют и 18-летнего Михаила. Это произошло в июне 1943 г. В поезде курсанты узнали, что едут на Курскую дугу. Как вспоминает гвардеец, боевое крещение он получил именно во время знаменитой Курской битвы.

Курсанты высадились на станции «Сухиничи» в Калужской области, едва успели отойти от воинского эшелона, как появились «юнкерсы» и начали бомбить и обстреливать из пулеметов. Оставшиеся в живых курсанты добрались пешком до штаба 250-го стрелкового полка 83-ей  дивизии, входящей  в состав 11-ой гвардейской армии генерал-лейтенанта Баграмяна. А через несколько дней Иванов уже участвовал в первом бою, радовался, что остался жив, что немцы отступили, что достался ему трофей – немецкий автомат «шмайсер». А главное, он вместе с другими курсантами принял присягу на верность Родине, ему вручили знак «гвардии», он стал гвардейцем. Сколько было атак и рукопашных боев в первую неделю он не помнит, как будто это были один страшный день и ночь.

В августе 1943 года 11-я гвардейская армия освободила Орел, Брянск, Бежецк. Великая Курская битва победоносно закончилась 23 августа. Об этом узнал весь мир. А Михаил был представлен к медали «За отвагу», но награда затерялась.

Освобождение Беларуси

Боевую закалку Михаил Ефимович получил при освобождении белорусской земли. Вот что он сам вспоминал о двух жестоких боях в Витебской области.

Городок (такое скромное название райцентра) сходу взять не удалось. Мешали реки Нещерда и Горожанка, между которыми он расположен на возвышенности. Да еще старинный замок с пятью бастионами. Немцы превратили его в неприступную крепость, оттуда фашисты вели шквальный пулеметный и артиллерийский огонь по нашей атакующей пехоте. Одна из вражеских мин разорвалась рядом и контузила  Михаила Иванова. он упал, в голове шумело, но надо было идти вперед, ворваться во вражеские траншеи – и он выполнил приказ. После жарких боев город взяли, но были потери и с нашей стороны. Погибли более 5 тысяч солдат и офицеров.

Бой за Лаптевку стал тяжелым из-за ошибочных данных нашей разведки, которая сообщила, что немцы покинули деревню, а на самом деле фашисты затаились и устроили засаду. При штурме погибла вся соседняя 9-ая рота, поэтому батальону пришлось перейти к обороне из-за сильного вражеского огня. Иванова послали в разведку, и он вернулся с двумя пленными, которые не оказали сопротивления, т.к. были заняты демонтажем телефонной связи. А затем была схватка за мост. Вот там-то гвардеец и уничтожил до десятка гитлеровцев.

Бой за Лаптевку длился более двух недель, Михаил осколками от мины был ранен в левую руку и в ногу, но остался в строю. Только через 10 дней он попал в полевой госпиталь. После лечения его направили в минометную батарею  своего полка, наступление продолжалось все лето 1944 года, дивизия освободила белорусские города Борисов, Волковыск. Особо тяжелые бои произошли за город Ошмяны и при форсировании Березины. Погибли и командир его 250-го полка полковник Басыров, и командир его минометной батареи старший лейтенант Пузанков.

О боевых делах в Белоруссии рядового Иванова свидетельствуют документальные материалы центрального архива Министерства обороны России. В частности приказы по 250-му гвардейскому полку 83-ей гвардейской стрелковой дивизии № 023/Н от 21 декабря и №025/Н от 28 декабря 1943 года. В первом, о награждении личного состава от имени президиума Верховного Совета Союза ССР «Орденом Славы» III степени, сказано: «21 декабря 1943 г. гвардии рядовой 250-го стрелкового полка, автоматчик Иванов М.Е. участвовал в штурме сильно укрепленной гитлеровцами высоты 203,6 на подступах к райцентру Городок Витебской области,  под ураганным пулеметным и минометным огнем противника в числе первых бойцов  ворвался во вражеские  окопы и уничтожил  4-х фашистов…». Во втором приказе, где он представлен к награждению медалью «За отвагу» написано: «Стрелок 3-го стрелкового батальона 250-го стрелкового полка гвардии красноармеец Иванов Михаил Ефимович в бою за деревню Лаптевка Витебской области огнем из автомата уничтожил до 10 гитлеровцев, двоих взял в плен, несмотря на то, что был ранен».

Эту медаль «За отвагу» Михаил Ефимович получил сразу перед отправкой в полевой медико-санитарный батальон, а первая медаль за первый бой затерялась и блуждала более 57 лет. Она  нашла отважного воина лишь в 2001 году, 6 июля в торжественной обстановке в здании управления Федеральной службы безопасности, куда Михаил Ефимович явился в парадном мундире, при всех орденах и регалиях, губернатор Владимир Шаманов и начальник УФСБ генерал-майор Зубарев вручили ему боевую награду. Немного взволнованный, он произнес эту священную фразу: «Служу России». А дальше были воспоминания о тяжелых огненных годах.

С болью в сердце Михаил Ефимович рассказывал, как в жестокой схватке с врагом гибли его товарищи. Для него самым тяжелым был случай, когда его, еще не обстрелянного, послали  принести обед с полевой кухни для своего отделения. Возвратившись обратно, он с ужасом увидел: на месте, где были бойцы, зияла огромная воронка. Очень трудно было пережить и гибель 9-ой роты под Лаптевкой.

На запад, к Восточной Пруссии

После освобождения Белоруссии осенью 1944 года 11-ая гвардейская армия вступила на территорию Литвы, с боями форсировала реку Неман. Однако немцы оказывали упорное сопротивление, цепляясь за каждый населенный пункт, а нередко сами переходили в контрнаступление. Так, например, в районе города Алитус в августе-сентябре пытались даже окружить 11-ую армию. Михаил со своей минометной батареей активно помогал родному полку отбивать атаки врага.

Наши войска медленно продвигались на Запад, к границам Восточной Пруссии, которую немецкое командование, да и сам Гитлер,  считали неприступной цитаделью, способной остановить Красную Армию. Ведь там, в городе Растенбурге до 1944 года в глубоком подземелье размещалась ставка фюрера, названная фашистами «Волчьей ямой». Приказ Гитлера, касающийся обороны Восточной Пруссии, гласил: «…каждый бункер, каждый квартал немецкого города, каждая деревня должны превратиться в крепость, у которой противник либо истечет кровью, либо в рукопашном бою погибнет под ее развалинами, суровую борьбу следует вести до конца».

В связи с неудачными попытками прорваться в пределы Восточной Пруссии 5 ноября войска 3-го Белорусского фронта получили приказ из Москвы перейти к жесткой обороне в южной Литве для пополнения измотанных боями войск. Как вспоминает Михаил Ефимович, только в декабре его полк в районе литовского города Кибартай переступил границу Восточной Германии.

Солдаты радовались, что наступил этот долгожданный час, под ногами вражеская земля. Хотелось быстрее покончить с войной, сделать последний рывок к победе. Но началась перегруппировка войск.

13 января 1945 года началась Восточно-прусская наступательная операция. Только через 6 дней непрерывных боев войска 3-го Белорусского фронта прорвали оборону врага.

 

Последние немецкие бастионы

В конце января полк Михаила участвовал во взятии городов Гунбинен (Гусев), Инстербург (Черняховск), превращенных немцами в бастионы сопротивления. Было еще до десятка маленьких городов-крепостей на пути к Кенигсбергу, этой самой мощной крепости, считавшейся неприступной цитаделью Германии. Кроме внешнего обвода крепости были подготовлены три линии обороны: первую составляли 15 старых каменных фортов вокруг города с артиллерийскими орудиями, пулеметами, огнеметами. Каждый форт фактически являлся огневой крепостью с гарнизоном 250-300 человек. А в промежутках между фортами размещались 60 дотов и дзотов.

Вторая линия по окраинам города включала каменные здания, баррикады, железобетонные огневые точки.

Третья линия обороны опоясывала центральную часть города, где находились мощные старые сооружения, между ними подземные ходы, а вентиляционные окна приспособлены под амбразуры.

Гарнизон крепости в обшей сложности 130 тысяч солдат и офицеров; вооружение до 4 тысяч орудий и минометов, 108 танков и штурмовых орудий, 170 самолетов на аэродромах Земландского полуострова, рядом с городом. Поскольку крепость немцами была подготовлена к длительной обороне, ставка Верховного главного командования требовала от командующего третьего объединенного Белорусского фронта маршала А.М. Василевского тщательной проработки плана разгрома Кенигсбергской группировки врага и взятия штурмом крепости.

Еще в марте войска фронта в ходе жестоких боев сумели взять в кольцо город, лишив его поддержки и связи с остальными войсками группы «север». Непосредственному штурму предшествовал мощный артиллерийский и авиационный удар по долговременным инженерным сооружениям крепости, длившийся в течение четырех дней. Было задействовано 5000 орудий и минометов, при этом почти половина – тяжелые орудия и особой мощности от 203 до 305мм. Приняла участие авиация  3-го и 2-го Белорусских фронтов, Балтийского флота и 15-ая армия ВВС (дальняя авиация) – всего 2400 самолетов, т.е. настоящая воздушная армада.

6 апреля после мощной артиллерийской подготовки и бомбежки начался штурм. Пехота и танки под прикрытием сокрушительного огневого вала атаковали противника. Несмотря на отчаянное сопротивление немцев, продвинулись в первый день на 3-4 км, заняли, блокировали несколько фортов, очистили от врага до полутора десятков прилегающих к городу населенных пунктов.

Второй день борьбы за город был решающим, наши войска продвинулись еще на 3-4 км, овладели тремя мощными фортами, заняли 130 кварталов. Авиация произвела более 4700 самолетовылетов и сбросила  свыше 1500 тонн бомб. Сражение не утихало ни на час. В ночь на 8 апреля наша авиация совершила до 1800 самолетовылетов. С грохотом рушились железобетонные укрепления, вспыхивали пожары. Обреченный враг бешено сопротивлялся, но в пламени, в дыму и пыли наши солдаты шли напролом…  К концу третьего дня штурма было занято 300 кварталов старой крепости.  Как вспоминал в своих мемуарах «Дело всей жизни» маршал А.М. Василевский: «8 апреля, стремясь избежать бесцельных жертв, я  как командующий фронтом, обратился к немецким генералам, офицерам Кенигсбергской группы войск, с предложением сложить оружие. Однако фашисты решили сопротивляться. С утра 9 апреля бои разгорелись с новой силой, 5000 наших орудий и минометов, 1500 самолетов обрушили сокрушительный удар по крепости. Гитлеровцы начали сдаваться в плен целыми подразделениями. К исходу четвертых суток непрерывных боев Кенигсберг пал... В городе и пригородах советскими войсками было захвачено 92 тыс. пленных (в том числе 1800 офицеров и генералов), свыше 3,5 тыс. орудий и минометов, около 130 самолетов, 90 танков, множество тягачей, автомашин и тракторов…».

Как видно из всего сказанного, в боях за Кенигсберг советские воины вновь проявили изумительную стойкость, бесстрашие, массовый героизм. 200 человек за беспримерные подвиги во время штурма были удостоены звания Героя Советского Союза.

За Белорусскую и Кенигсбергскую наступательные операции, участие в штурме крепости минометчик Иванов за ратные подвиги был дважды награжден орденом Красной Звезды. В архивных документах сказано кратко:  за успешное выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и стойкость. В июне 1945 года он заслуженно получил еще две медали «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией».

После войны

В сентябре 1945 года Михаил Ефимович закончил курсы младших командиров и как воин, отличившийся в жестоких боях с немецкими захватчиками, отделом контрразведки «Смерш» 11-ой гвардейской армии рекомендуется для работы в органах госбезопасности и направляется в Хабаровскую школу военной контрразведки. После успешного ее окончания младшего лейтенанта Иванова откомандировали в Управление особых отделов МГБ по Дальневосточному военному округу. Он активно включается в оперативную работу в Хабаровске, Благовещенске,  с 1953 по 1955 годы служит в Китае в порту Дальнем, откуда его направляют в Приморский край, затем Иванов возвращается в Хабаровск.       В 1960 году для продолжения службы он вместе с семьей прибывает в Ульяновск и здесь в 1976 году с честью заканчивает чекистскую службу.

Тридцать пять лет напряженной работы посвящены защите и обеспечению безопасности Родины. И в мирные годы подполковник Иванов за успешную работу награжден восемью медалями, в том числе медалями «За боевые заслуги», «Китайско-Советской дружбы», «За воинскую доблесть». Как участнику Великой Отечественной войны Президентом Российской Федерации Михаилу Иванову присвоено звание полковника.

В 1976 году Михаил Васильевич ушел на заслуженный отдых, работал в народном хозяйстве. Ветеран делился опытом с оперсоставом, до последнего времени много внимания уделял патриотической работе с молодежью, был желанным гостем в школах, где учились его дети, внуки и правнуки, рассказывал, какой ценой досталась Победа.

Вся его жизнь – яркий пример достойного выполнения служебного долга и беззаветного служения Родине.

Фото: УФСБ Росии по Ульяновской области