Лента новостей 
11 января 2018, 00:00
1 883

Треккинг в Непале: День 11. Намче — Лукла

Треккинг в Непале: День 11. Намче — Лукла

Ульяновский фотограф и путешественник Алексей Мараховец рассказывает о поездке в Непал.

Последний день трека всегда очень спорный по ощущениям. С одной стороны, через сутки ты уже будешь почти дома, с другой — привыкаешь уже к этим горам, тропам и пейзажам. В любом случае, у нас был еще целый день прогулки по Гималайским горам, и это не могло не радовать. Дорога была уже известна — мы по ней шли несколько дней назад. Известна, кроме одного участка — от Чеплунга до Луклы. Его мы не проходили, потому что пришли в Чеплунг пешком, из Сурке. Так что элемент новизны обещался быть. Если б я еще знал, какой нехилый подъём нас там ждал...





Настроение, как я уже сказал, было вполне прекрасное — температуры не было, кашель уже не особо досаждал, за ночь силы восстановились и я был полностью готов пробежаться очередную и последнюю "двадцатку".  Кошелёк уже практически опустел и требовал пополнения — на вечер и утро денег уже не хватало. В Намче есть несколько банкоматов, но вот засада — ни один из них не работает с MasterCard, только Visa. Пришлось занять пару тысяч рупий до Катманду у Вовки.




Идти из Намче в Чеплунг очень весело — тропа идёт постоянно на спуск, и там, где несколько дней назад ты подыхал, теперь бежишь, насвистывая весёлую непальскую песенку.  На выходе из Намче на тропе играла в какую-то замысловатую игру кучка местных мальчишек. В руках у них были обрезки пластиковых бутылок, обмотанные верёвкой. Видимо, это какая-то очень крутая штука, как у нас в детстве рогатки и самострелы. Потребительство и товарное изобилие убило в наших детях "самоделкиных".




На спуске к мосту Хиллари есть обзорная площадка, откуда виден Эверест. Это последняя точка, где можно сказать ему "До свидания".  Ну как не сделать тут такую банальную фотографию? :)




Мост Хиллари поражает своими размерами. Лучше всего их оценивать снизу, откуда он виден, как на ладони.




Что-то невероятное.




На камнях повсеместно расклеена предвыборная агитация.  С тех пор как в 2007 году в Непале свергли короля, страна раздирается на части противоборствующими политическими силами. Власть меняется каждые полгода. О каком порядке и экономическом росте может идти речь?   Древний знак свастики на листовках несёт тут первоначальный, не осквернённый нацистами, смысл — приветствие, пожелание удачи и благоденствие.




Пропускаем караваны корово-яков, навьюченных добрым центнером еды, питья и товаров.




Под мостом — река Дудх Коси. Меня неоднократно посещали мысли о сплаве по ней в каком-нибудь шаре-зорбе. Шутки шутками, а ведь несмотря на экстремальный характер, по ней удавалось сплавляться. Первыми стали чехи в 1973 году.  В 1991 успешно сплавился россиянин Владимир Лысенко, а в 2003-м — томич Евгений Ковалевский. Сплав по Дудх-Коси считается одним из сложнейших на планете из-за перепада реки в 70 метров на один километр и многочисленных опасных порогов.




Река подпитывается на всём протяжении ниспадающими с высоких гор ручейками.




Мы выходим из национального парка Сагарматха. Короткий привал: перекус остатками кураги, отметка на пропуском посту и перекур чистым горным воздухом.




До свидания, высокие горы!  Пока, Тамсерку!




Маленькая девочка, избалованная вниманием проходящих фотографов, очень любит кривляться и позировать  :) Угостил её последним зерновым батончиком с черносливом.




Проходя по одному их мостов, увидел внизу парня, сидящего на краю огромного камня в русле реки. Пока доставал камеру, он уже встал. Но всё равно получилось колоритно, на мой взгляд.




Отдыхающие молодые портеры. Деревянная клюка имеет двойное назначение: на неё опираются при ходьбе и её используют как подпорку под корзину на коротком привале, чтобы не снимать с себя весь груз.




Вот так:




Школьники идут в школу в соседний посёлок. Как я уже писал, ходить приходится далеко.




Будет тяжело расставаться с гималайскими пейзажами.




Женщина несёт на себе скошенную траву для домашней скотины.




Маленький буддийский монастырь на скале. Даже не представляю, как туда добираются.




Переносимые шерпами грузы иной раз заставляют усомниться в законах физики.  Два больших офисных кресла на металлическом шкафе. И обратите внимание на обувь.  Конечно же, все портеры через какое-то время начинают страдать от заболеваний шейных позвонков — там просто дикая компрессия. И всё это за $10 в день, если повезёт с работой. Если не наймёшься портером к иностранцу, понесёшь более тяжёлый груз вообще за копейки.




Дети шерпов носят грузы примерно с 12-13 лет. В бедных семьях случается, что и с 8-9 лет, включая девочек. Большинство людей, начавших работать портерами на тропе, заканчивает жизнь в той же профессии.  Продолжительность жизни весьма невысока — около 40 лет. Шерпы — пример стойкости и выносливости. Когда вам будет тяжело — вспомните про шерпов.




Тем временем, мы прошли Чеплунг и вышли на затяжной подъём к Лукле. Вон она, где-то там, на холме, за поворотом.




Последний километр я шёл уже из последних сил, вновь проклиная горы и чёртовы бесконечные ступени. Спасали лишь короткие остановки и виды, которые я еще не фотографировал. Монахи в монастыре затянули опять какую-то монотонную мелодию на трубах, которая через полчаса начала уже раздражать.




Наконец, впереди замаячили легендарные ворота Луклы с зелёной аркой!  Я собрал последние силы и волю в кулак, набрал скорость и обогнал группу, придя в финишу первым : ) А как иначе — фотограф всегда должен пересекать финишную черту сбоку первым, что бы запечатлеть момент окончания гонки участниками соревнований :)   Мы это сделали! Мы прошли супер-трек в 200 км от Саллери до Кала-Паттар и Луклы за 10 с половиной дней!




Лукла! Вот ты какая! Как я мечтал тут оказаться : ) Где-то тут нас ждали ребята, которые пару дней назад улетели из Туклы на вертолёте.




Из окошек нам приветливо машут местные жители. Они тоже рады вместе с нами. :)




Парни играют в аэрохоккей на посыпанной мукой большой доске.




В Лукле уже цивилизация и низкие цены на всё. Все товары доставляются сюда по воздуху и наценки за труд портера пока еще нет. Отсюда стартуют навьюченные мешками шерпы и яки.




Лукла очень красива!   Мы поселились в лодже с потрясающим видом на горы и долину.




Каждые 10 минут мимо пролетали вертолёты и самолёты — это авиационная столица Гималаев. Садовая изгородь из самолётных дверей наталкивала на некоторые мысли, ведь местный аэропорт считается одним из самых опасных в мире. Завтра нам предстоит его испытать.



Мы встретились с ребятами, все вместе поужинали и разошлись по комнатам. В тот вечер я думал, что вряд ли захочу сюда еще раз вернуться — в эти спуски и подъёмы и пыль дорог. Как я тогда ошибался! Уже утром на следующий день возникло смутное ощущение, что мне хотелось бы побродить в этих горах еще немного. А дома я уже вовсю скучал по Гималаям и думал о том, что когда-нибудь выберусь сюда на другие треки, в район Аннапурны и Гокио. Так зарождается неизлечимая "непальская болезнь", за которую я и благодарен "Русским Бульдозерам".  Это был славный поход!

Конец.

Автор, фото: Алексей Мараховец



Оставить комментарий

Максимальная длина сообщения 600 символов.
  • 111

    11 января 2018, 10:15

    ---


Смотрите также
22 января 2018
В гостях у бога В гостях у бога Ульяновский фотограф и путешественник Алексей Мараховец рассказывает о поездке в Непал.
15 января 2018
Непальское релакс-слайдшоу «Прогулка до Эвереста и обратно» Непальское релакс-слайдшоу «Прогулка до Эвереста и обратно» Ульяновский фотограф и путешественник Алексей Мараховец рассказывает о поездке в Непал.
10 января 2018
Треккинг в Непале: День 10. Фериче — Намче Треккинг в Непале: День 10. Фериче — Намче Ульяновский фотограф и путешественник Алексей Мараховец рассказывает о поездке в Непал.