Лента новостей 

Александр Ведяхин: хороший искусственный интеллект не замечаешь

8 ноября 2019, 06:00
0 658

Искусственный интеллект (ИИ) постепенно проникает во все сферы нашей жизни – уже сейчас без него нельзя представить смартфон или навигатор, а через несколько лет он сам сможет ставить медицинские диагнозы и пилотировать автомобили.

Доверяют ли россияне искусственному разуму, в каких профессиях роботы постепенно вытесняют людей, какое будущее у ИИ в банковской сфере и медицине и сможет ли виртуальная реальность заменить новости, рассказал в интервью РИА Новости в преддверии конференции AI Journey первый зампред правления Сбербанка Александр Ведяхин. Беседовала Анастасия Сапрыкина.

— В начале декабря президенту РФ Владимиру Путину должна быть представлена утвержденная программа по развитию искусственного интеллекта. Что заложено в программу, и что она даст российским компаниям?
– Национальная стратегия развития искусственного интеллекта и дорожная карта были утверждены 10 октября, а федеральный проект должен быть представлен главе государства до 15 декабря текущего года. Важно отметить, что все эти документы имеют сквозную природу – в них сформулированы задачи по созданию максимально благоприятных условий по развитию искусственного интеллекта в России и по достижению тех результатов, которые ставит национальная стратегия.
 
Сегодня технологии искусственного интеллекта имеют высокий уровень прикладной применимости практически для всех направлений жизни общества, и многое еще предстоит реализовать.
Сбербанк является федеральным центром компетенции по искусственному интеллекту и отвечает за его развитие. Наши основные направления – создание правового поля для оборота данных в России, развитие образования и научного потенциала в области технологий искусственного интеллекта, создание центров компетенций и коллективного доступа к технологиям. Для того, чтобы обеспечить прорывные технологии, необходимо решить кадровый вопрос, сегодня мы уже ощущаем острую нехватку специалистов в области data science & artificial intelligence (наука о данных и искусственный интеллект – ред.). Естественно, очень важна и популяризация. Именно по этим направлениям и будут развиваться и федеральный проект, и дорожная карта.
— Документы будут представлены в срок?
– Это большая работа, многие страны прошли похожий путь за несколько лет, у нас же на это ушло чуть более полугода. Мы работаем вместе с правительством, и задача у нас очень амбициозная. Делаем все возможное, чтобы выполнить все в установленный срок.
Какие компании стали партнерами в рамках создания программы по развитию ИИ в России? Какие функции они на себя возьмут?
— Сейчас искусственным интеллектом занимается огромное количество компаний и частных лиц. В соответствии с соглашением будет создаваться альянс или консорциум основных компаний, которые развивают искусственный интеллект, но подробности мы представим на нашей конференции AI Journey.
— Какие барьеры вы видите для внедрения искусственного интеллекта в России?
— Такие же, как у любой новой технологии. Во-первых, она должна начать вызывать доверие. Уже сейчас искусственный интеллект приносит большую пользу — просто мы это не замечаем. Например, множество функций современных смартфонов реализуется с помощью искусственного интеллекта.
— Но об этом так не думаешь.
— Да, потому что хороший искусственный интеллект не замечаешь. Ситуация похожа на то, как в нашей жизни появился калькулятор. Когда я начинал работать, служба бухгалтерии считала на калькуляторе, но пересчитывала на счетах. Потом они уже считали в Excel и пересчитывали на калькуляторах. И только тогда, когда поняли, что программа не ошибается, они отбросили калькулятор и начали верить Excel. Сейчас похожая ситуация с искусственным интеллектом — потребитель проверяет технологию. Ведь сначала технология входит в некритичные области, где цена ошибки минимальна — например, рекомендации мест для посещения. Если он предложит что-то неподходящее, туда можно просто не пойти. Есть области средней критичности, допустим, любые навигаторы. Если приведет не туда, будет обидно, но не критично. В ближайшей перспективе появятся и жизненно важные приложения, когда искусственный интеллект будет единственным принимающим решения в медицине, в судебной системе. Я верю, что в обозримой перспективе даже в критичных, сложных областях применения искусственный интеллект будет действовать лучше, чем человек. По той простой причине, что искусственный интеллект может научиться действовать на самых разнообразных примерах. Мало водителей, которые могут за свою жизнь проехать миллион километров, а сто машин, подключенных к одному "мозгу", могут это сделать. Остается вопрос, насколько мы доверяем этому, и насколько этот накопленный опыт будет трансформирован в действия компьютера по управлению автомобилем.
— Как вы считаете, доверяют россияне искусственному интеллекту?
— У нас пока еще нет массового применения искусственного интеллекта в критичных или среднекритичных приложениях. Но в малокритичных, мне кажется, доверяют — все ездят по навигаторам, общаются с голосовыми помощниками. В принципе, уровень доверия достаточно высокий.
— Что нужно сделать с точки зрения законодательства для внедрения искусственного интеллекта?
— Существует целый пласт проблем, которые сейчас в общем виде обозначены в национальной стратегии. Это необходимость оптимизации оборота данных, создание инструментов быстрого упрощенного внедрения технологий ИИ в различных сферах экономики, начало общественного диалога по выработке новых этических правил в связи с развитием систем искусственного интеллекта.
Много проблем существует в конкретных отраслях. Всем известны сложности внедрения беспилотного транспорта. С этим столкнулись все страны мира — нужно адаптировать законодательство, устанавливать правила, например, для беспилотных автомобилей. В здравоохранении схожие сложности: действующие нормы не адаптированы для применения систем ИИ в медицине. Возникают сложности с регистрацией, клиническими испытаниями, перерегистрацией и так далее. Все их нужно решать в самой ближайшей перспективе.
 
— Какие сферы, на ваш взгляд, являются наиболее перспективными для развития искусственного интеллекта?
— В первую очередь там, где много рутинных операций. В качестве примера приведу банк. Раньше, чтобы открыть операционный день, старший кассир должен был прийти за полтора часа и поочередно открыть доступ десяти операционистам. Теперь мы запустили робота, он выходит на работу в три часа ночи — у него с этим проблем нет — и совершает эти рутинные действия за человека. В итоге старший смены уже приходит не за полтора часа, а за полчаса, проверяет работу робота и дальше приступает к своим обязанностям, а высвобожденный час можно потратить на личные дела.
Традиционно среди лидеров применения искусственного интеллекта — технологические компании, финансовый и банковский сектор, ретейл. У искусственного интеллекта есть перспективы применения в социальной и государственной сфере для решения общезначимых проблем в здравоохранении, охране окружающей среды, образовании, управлении городским хозяйством. Искусственный интеллект может быть использован для создания умных городов, повышения эффективности управления и бюджетирования. Можно сказать, что искусственный интеллект изменит все сферы деятельности человека без исключения.
— Какой положительный эффект вы видите от внедрения ИИ уже в ближайшие годы?
 — Искусственный интеллект становится все более распространенным инструментом повышения эффективности и улучшения качества нашей жизни. Уже сегодня без разработок в этой области невозможно представить себе ни одну из отраслей социальной сферы: медицины, образования, культуры, транспорта, связи. В ближайшие годы мы увидим положительный эффект в том, что уменьшатся трудозатраты и сократятся издержки при принятии решений, а также улучшится качество жизни людей.
— Ранее вы говорили, что в октябре этого года Сбербанк представит в Китае нейросеть для диагностики инсульта. Какие еще разработки с внедрением искусственного интеллекта осуществляет банк?
— Наше исследование по практическому применению модели ИИ для диагностики инсульта проводилось совместно с Минздравом Новосибирской области при участии специалистов ФГБУ "НМИЦ имени академика Е.Н. Мешалкина" МЗ РФ. Оно позволяет не только определить тип инсульта, но и выявить ранние признаки инсульта, количество, объем и локализацию его очагов, а также рассчитать специальные индексы для определения показаний к операции. Пилотная версия системы сможет продемонстрировать свою эффективность до конца 2019 года, а в 2020 году будет проведено неклиническое исследование.
Сбербанк также работает над целым рядом задач в области применения искусственного интеллекта в здравоохранении. Подобные системы, безо всяких сомнений, будут играть все большую роль в медицине, там, где необходимы предельная точность и скорость в принятии решений, в условиях большого объема сложных данных. Мы видим большой потенциал в создании умных инструментов для врача, его помощника, который позволяет специалисту быстрее и лучше диагностировать заболевание и предлагать необходимое лечение. Мы уже обсуждаем с несколькими субъектами России старт этой работы на уровне администрации региона. Здесь очень важно, чтобы был хороший набор размеченных опытными врачами данных для обучения ИИ. Еще одно из наших больших направлений — это анализ медицинских изображений, здесь технология уже очень хорошо может различать и воспаление легких, и рак груди, также возможно применение и по другим направлениям, в первую очередь болезни системы кровообращения и онкологические заболевания.
Мы также внедряем технологии искусственного интеллекта в различные медицинские сервисы, в том числе встроенные в наши страховые продукты. Сейчас эти сервисы в стадии разработки и пилотирования, но в следующем году наша компания "Сбербанк Страхование жизни" сможет предложить их клиентам. Подобные решения позволят динамически наблюдать за состоянием здоровья человека, давать ему рекомендации по соблюдению здорового образа жизни, придерживаться назначенного курса лечения, а в перспективе рекомендовать нашим клиентам наиболее выгодные именно для них страховые продукты и медицинские сервисы.
— Медицинский помощник, которого банк разрабатывает, станет коробочным решением или будет иметь региональную специфику? И когда этот сервис может появиться?
— Мы сейчас смотрим, как это будет выглядеть. Пока мы находимся на стадии продвинутых научных исследований, еще пока "коробки" нет, но уже есть хорошие результаты научных исследований и программный код, который позволяет работать с изображениями и данными. Как дальше это будет положено в коробочное решение и будет транслироваться, мы сейчас обсуждаем, решение появится в следующем году.

— Сбербанк развивает одновременно ИИ и облачные сервисы. На ПМЭФ-2019 было заявлено, что облачный провайдер группы Сбербанк, компания SberCloud, создает AI Cloud — облачный сервис для решения задач искусственного интеллекта. Почему выбрана именно облачная модель предоставления продуктов AI, чем она выгоднее для клиентов?

— Искусственный интеллект и облако — это комплементарные технологии. Главное преимущество использования облачной модели потребления продуктов AI для компаний в том, что облако делает AI доступным, снижает порог входа для тех клиентов, которые хотят использовать искусственный интеллект в своих продуктах и услугах. Использование искусственного интеллекта, машинного обучения, глубокого обучения требует значительных вычислительных мощностей. Далеко не каждая компания, организация или университет могут приобрести столь дорогое оборудование и имеют соответствующих специалистов в области AI. Облачная модель предоставления AI-услуг на базе SberCloud дает возможность использовать вычислительные ресурсы облачного провайдера без капитальных вложений в ИТ-инфраструктуру со стороны заказчика.
— Существует страх, что роботы всех заменят. Вы можете подтвердить или опровергнуть это предположение?
— Роботы будут полезны для того, чтобы человек занялся более квалифицированным и более интеллектуальным трудом. Это легко проследить на примере сельского хозяйства. Сто тысяч лет назад копали палками, потом на смену пришли плуг и лошадь, а потом трактор и комбайн. Сегодня нет профессии пахаря, уже никто не стоит с серпами и косами и не собирает хлеб. Вместо этого есть трактор и комбайн, которые дают принципиально другие производительность и условия работы человека. Соответственно, и работа становится более интеллектуальная. Сейчас происходит тот же самый переход — ряд профессий уйдет, но это задача бывших пахарей – обучиться на тракториста. Так что да, часть профессий исчезнут, но появится много новых. В одном направлении искусственного интеллекта порядка 50 новых профессий, и не все они связаны с высокой математикой. Например, есть разметчики данных — это профессия, с которой может справиться человек со средним образованием. Уже сейчас у нас есть платформа "Сбербанк DS", с помощью которой человек без специального математического образования, но понимающий профессионально задачи, может за 10-15 минут сделать хорошую нейросетку, которая решает его профессиональные задачи.
— Банк будет масштабировать ее на рынок?
— Она сейчас широко представлена в банке, но пока вопрос остается открытым, будем ли ее выводить на рынок.
— Сколько сотрудников Сбербанка вовлечены в работу с искусственным интеллектом? Будет ли банк как-то наращивать число сотрудников, работающих над технологией?
— Сегодня поиск сотрудников — это большая задача. Но главное — даже не поиск, а их воспитание и развитие. У нас сейчас в банке работает около 1200 сотрудников, занимающихся искусственным интеллектом. Мы рассчитываем, что в 2020 году у нас таких сотрудников будет более 2000, это очень много. У нас и внутри банка, и снаружи идет большая конкуренция. Мы сейчас сотрудничаем как с ведущими вузами для подготовки специалистов, так и занимаемся переподготовкой специалистов внутри банка. У нас стартовала программа, в рамках которой любой желающий может переобучиться на data scientist или специалиста по искусственному интеллекту.
— Как вы оцениваете перспективы ИИ в журналистике?
 
— В свое время автоматизация производства привела к фундаментальному прогрессу в промышленности, и, как следствие, в экономике и других сферах жизни теперь пришел черед для роботизации интеллектуального труда. Искусственный интеллект способен освободить человека не только от тяжелого труда и рутинных обязанностей, но и помочь ему в творческой деятельности. Если брать журналистику, то информационные потоки настолько велики и обширны, что сегодня специалисту не обойтись без самообучающихся поисковых алгоритмов и систем анализа собранной информации, например, для того, чтобы выдавать в эфир исключительно актуальные и интересные новости.
По некоторым оценкам, технология искусственного интеллекта достигла такого уровня, что может взять на себя около 15% работы репортера и 9% работы редактора. Однако в сфере творческой деятельности человек по-прежнему имеет преимущество перед машиной: сложные коммуникации, экспертное мышление, гибкость, креативность. Машина пока не умеет слушать, выстраивать беседу и договариваться с источниками. Тем не менее искусственный интеллект может помочь человеку оптимизировать его труд, может помочь сделать контент более персонализированным и адресным.
— Известно ли вам о проекте МИА "Россия сегодня" по внедрению дополненной и виртуальной реальности в работу СМИ? Как вы оцениваете его перспективность? Какие плюсы и минусы видите?
— VR — это важное направление. С помощью нее человек сможет получать большое количество информации об окружающих его объектах. Классический новостной сюжет рассказывает зрителю о том, что произошло. Сюжет в формате VR способен погрузить его в происходящее — зритель пропускает увиденное через себя, становится его частью.
Истории в формате сториливинга (от англ. "story living" – "история из жизни", ред.) будут вызывать гораздо больше доверия у людей в эпоху нарастающего информационного шума и кризиса института традиционных СМИ. Непосредственная связь "источник информации — получатель информации" может потенциально гарантировать максимальную беспристрастность контента и дает возможность самостоятельно интерпретировать увиденное с чистого листа. Здесь правда возникает другая проблема: насколько готова психика человека к таким перегрузкам, вряд ли мы рассчитаны на такой объем информации.
— По вашему мнению, медиа в будущем полностью перейдут на виртуальную реальность или все же останутся традиционные форматы?
— VR — это больше про чувства и ощущения, а не про информацию и знания. Именно поэтому иммерсивная журналистика не может пока похвастаться амбициозными планами по вытеснению традиционного формата подачи материала. Сегодня она представлена в основном камерными проектами определенного жанра. Это, как правило, сюжеты о путешествиях или фестивалях, о концертах, документальные фильмы о социальных проблемах.
По расширению технических мощностей СМИ в области VR есть определенная сложность — человек пока еще не готов переходить к новой форме потребления информации. Согласитесь, не каждый из нас побежит покупать себе VR-очки после прочтения этого материала. Традиционные жанры журналистики новые форматы не вытеснят, они будут завоевывать свою долю на рынке информационных услуг и свою аудиторию.
Источник: https://ria.ru/20191107/1560642841.html