Лента новостей 

Врач, обвиняемая в гибели младенца: «Моя жизнь пошла под откос»

26 января 2017, 05:00
16 10159
Врач, обвиняемая в гибели младенца: «Моя жизнь пошла под откос»

Последние 10 месяцев для 33-летней врача акушер-гинеколога областной больницы Полины Чижовой стали сущим адом. Допросы, экспертизы, суд. Карьера и жизнь молодой женщины пошли буквально под откос. 30 декабря 2016 года в Засвияжском райсуде Ульяновска начались слушания по резонансному уголовному делу в отношении неё и врача Владимира Харитонова.

Ситуация оказалась трагичной не только для роженицы, потерявшей новорожденного сына, но и для медиков.

Два года назад

7 июля 2014 года в перинатальный центр УОКБ поступила 33-летняя местная жительница Вера Л. Женщина готовилась к родам, поступила в отделение патологии. В силу возраста, по словам врачей, у неё были некоторые осложнения.

По материалам следствия, после осмотра пациентки, завотделением патологии – врач акушер-гинеколог Владимир Харитонов принял тактику ведения родов через естественные пути. А позже к нему присоединилась и Полина. Мальчик родился с асфиксией (нарушение дыхания). Его перевели в реанимацию. Там через два месяца ребёнок скончался.

Подобное тяжелое состояние у малышей может обнаружиться и во время родов,  и в первые дни жизни.  Несомненно, семья роженицы пережила огромное горе. Возможно, им потребовалось время, чтобы прийти в себя. Поэтому в правоохранительные органы обратились не сразу, а через год.

26 января в следственный отдел по Железнодорожному району супруг Веры принёс заявление. Он потребовал привлечь врачей к ответственности за непрофессионализм, повлёкший гибель сына. Медиков обвинили в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Мир перевернулся

 Полина работает в УОКБ с 2009 года. Недавно вышла замуж, тоже планировала родить ребёнка. Но звонок от следователя в апреле 2016 года перевернул весь её мир.

 — Люди не задумываются, что у нас в душе творится,  когда с пациентами случаются трагедии. Лечение всегда  проводится в соответствии с протоколом, по  разработанным Минздравом рекомендациями. Если я  откажу в проведении той или иной процедуры, не  предложу какое-то лекарство, меня засудят. Да и сама  себя не прощу…

 Полина впервые столкнулась с трудной ситуацией.

 – Я будто в яме…Этот суд. Мои родители с ума сходят, болеют  часто. Я сейчас не вижу конца и края этой истории. Чем всё  это закончится?! Мы с мужем тоже хотим детей. Но я так  нервничаю и так истощена психологически, что боюсь даже  думать о будущем.

О своём старшем коллеге и товарищу по несчастью Владимире Харитонове Полина отзывается тепло. Для неё он является примером в работе.

Он все время учится, читает профессиональную литературу, участвует в конференциях, вебинарах. Нам книги приносит часто, рассказывает, учит. Он знает гинекологический приём идеально.

Владимир вёл роженицу Веру около двух недель до родов. То есть, всё то время, пока Вера лежала в отделении патологии. У неё действительно существовали риски. Но, по словам Полины, возрастные женщины часто рожают сами.

Буквально на днях у нас родила 36-летняя женщина, тоже врач. Все прошло удачно. Хотя в таких случаях предлагается кесарево сечение.  Да и для нас предпочтительнее, чтобы женщины делали это сами. Так по природе задумано! А Вера отказалась от кесарева.

Осложнения на внутриутробном этапе отследить было сложно.

Я ей тогда говорила: «Вера, зачем ты хочешь сама рожать? Мне тоже 31 год, я бы с такими проблемами не рисковала». После ее родов я сдала смену коллегам и ушла домой. В один из дней я подходила к ней, но Вера была подавлена, плакала. На вопросы о состоянии здоровья ответила лишь, что ребёнок переведён в реанимацию. Я утешила её. Кто же знал, что такой трагедией все обернётся. Я как женщина её прекрасно понимаю. Сама бы такого пережить, наверное, не смогла, — со слезами на глазах говорит Полина.

Вызываетесь в качестве подозреваемой

В коллективе врачей не обвиняли. Случаи с печальным исходом в больнице случаются. Не единожды Полина и Владимир спасали жизнь роженицам и их детям. Но всё перечеркнул один смертельный случай.

Это стало настоящим ударом. Меня вызвали в качестве подозреваемой. Помню, что говорили о пропаже листа добровольного согласия на кесарево сечение. Хотя точно знать не могу, в патологии я роженицу не вела. Это, вероятно, и стало причиной долгих экспертиз, проверок министерства и других структур.

На судебных слушаниях обвинитель и адвокаты выслушивают показания коллег подсудимых. Вера на первой даче показаний разрыдалась.

У меня сердце разорвалось. Я повторяла ей: «Вера, не плачь». Показывала её мужу стакан воды… А он сидит, не шелохнётся. Переваривать эту ненависть и горе больно.

Сейчас суд устанавливает все обстоятельства происшествия. Свидетель — анестезиолог-реаниматолог УОКБ Лариса Архиереева пояснила суду, что роженица действительно отказывалась даже от обезболивания.

Судимость – огромное пятно на репутации. Лишение практики, жизнь под откос. А я умею только роды принимать, – говорит Полина. – После случившегося я со всех своих пациенток спрашиваю 100 бумажек с согласием или отказными.

Из двух зол

Несмотря на эту историю, о Полине и Владимире много положительных отзывов. Как среди коллег, так и благодарных пациентов.

Спасибо огромное этому прекрасному человеку и великолепному профессионалу. Полина просто от Бога врач. Если кому-то повезёт с ней рожать, знайте, все пройдёт просто замечательно. С огромным уважением и благодарностью, семья Валиуллиных. Ренат, Наталья и Златочка.

Я буду всю жизнь благодарна Владимиру Харитонову. Спасибо за спасённую жизнь моего сыночка. Рожала 15 марта 2016 года. Ребёнок стал задыхаться в утробе во время схваток, и начало останавливаться сердечко. И только благодаря оперативному вмешательству Харитонова мой сыночек был спасён.

Врачи продолжают работать в больнице, но каждая смена для них – стресс и страх. В неделю по два раза их вызывают в суд. А после они идут на работу и выполняют свой долг…

Я сейчас даже не представляю, какое из двух зол для меня хуже – плохая репутация или потрёпанные нервы.  Если честно, мне хочется, чтобы всё поскорее закончилось, – подытожила Полина.

Адвокаты настаивают в суде на невиновности врачей. Позиция чёткая – снять обвинения с подзащитных. В таком случае у медиков будет лишь отметка о привлечении к уголовной ответственности, а не судимость.

К слову, многочисленные экспертизы, которые провели не только в Ульяновске, но и в Москве, имеют разные выводы. Местные эксперты установили, что осложнения возможно было избежать, если бы врачи поменяли тактику, московские – не поддерживают эти заключения.

Обвинитель Виталий Куликов корреспонденту 1ul.ru пояснил, что по данной статье предусмотрено наказание до 3 лет ограничения свободы.  Вместе с тем, по закону Владимир Харитонов и Полина Чижова, скорее всего, будут освобождены от наказания за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.