Лента новостей 

Татьяна Эдел: «Писать книги начала после бурного романа»

12 июля 2019, 11:02
1 542
Татьяна Эдел: «Писать книги начала после бурного романа»

Как на исповеди — о своих чувствах и страстях рассказывает читателям Татьяна Эдел, писательница из Нью-Йорка русского происхождения, автор семи книг, большая часть из которых о любви.

14 лет назад, «земную жизнь пройдя до половины», она решительно изменила судьбу и уехала из Ульяновска в заокеанскую даль. Поселилась на Брайтон-бич, получила вторую профессию – социального работника — и трудится в сфере медицины. В свой отпуск в июле Татьяна навестила родной город и с удовольствием согласилась поделиться с читателями ultoday73.ru подробностями творческой и личной жизни.

— Татьяна Яковлевна, что потянуло в Америку? Кажется, в Ульяновске у Вас была интересная насыщенная жизнь: Вы занимались бизнесом, пели, выступали с концертами во многих городах и залах.

— Никуда меня не тянуло. Спокойно жила в России. В советское время работала завсектором НТИ на «УНИПТИмаше». В 80-е годы была главным инженером художественно-галантерейной фабрики. Уехала в Москву, работала коммерческим директором фирмы. Осталась без работы после её банкротства и решила вернуться в Ульяновск. На момент отъезда в США, в 2005-ом, мне было уже 54 года. А до этого я успела выйти замуж за давнего знакомого, который эмигрировал в Америку и обосновался в Нью-Йорке. Он звал туда, я боялась, сомневалась, потому что, признаться, не любила его. Но человек он, как мне казалось, был хороший. Открыла частное брачное агентство, чтобы выучить английский язык, а заодно помочь женщинам обрести счастье. Несколько невест удачно вышли замуж за границу.

— То есть всё шло к тому, чтобы покинуть Россию…

— Знаете, ещё в молодости, когда я развелась со своим первым мужем, сын, видя, в каком я пребываю унынии, сказал, что вот, мол, мама его друга третий раз уже вышла замуж, да за иностранца и уехала в Швейцарию: «Ну, а ты что?..» «А мы, сынок, уедем в Америку!» — выпалила я. Прошло 20 лет, и это случилось. Когда я оказалась в Нью-Йорке, то с безмерным удивлением почувствовала: «Господи, я дома!» Нью-Йорк — мой город.

— Не забудьте рассказать о своей певческой деятельности…

— Я никогда не думала, что мой голос выдающийся. Но оказалось, что я недооценивала его. Лишь спустя много лет солистка Большого театра и солист Метрополитен опера скажут, что у меня очень редкий тембр голоса, и я могла бы стать мировой знаменитостью. Когда заканчивала школу, каждый из учителей-предметников советовал поступать по своему направлению, потому что я была лучшей ученицей в школе. Педагог вокального кружка убеждала поступать в консерваторию, драматического — в ГИТИС. Но отчим, которого я безмерно уважала, сказал: «Иди в политехнический, всегда будет кусок хлеба». Я на тот кусок хлеба и пошла. Но во мне всегда жило артистическое начало, которое просилось наружу. И сцена с десяти лет стала моей второй жизнью. В 9 классе начала исполнять романсы. В Ульяновске пришла в оперную студию Дворца профсоюзов, её руководитель Николай Степанович Крупин прослушал меня и спросил, сколько мне лет. «Как жаль, — сказал он, узнав, что мне 34, — в консерваторию вам уже поздно поступать…» Потом я выступала с оркестром русских народных инструментов, духовым оркестром военного училища и много лет отдала оперной студии.

— А что было в Америке?

— Пела в сборных концертах, в синагогах, детских садах для взрослых, были и сольные концерты. Исполняла песни на идиш, итальянском, английском. На русском обычно исполняла лишь одну-две песни, “Валенки”, “Ой снег-снежок” и другие. Несколько лет давала концерты вместе с тенором Бумой Санлером, в прошлом — солистом Венской оперы.

— Петь продолжаете?

— Нет, но я всегда нахожу себе дело для души. Так, я стала волонтером американского института Брайля и уже шесть лет озвучиваю аудиокниги для слепых и слабовидящих людей. Читала и свои книги. Был очень трогательный случай: позвонила пожилая женщина, у которой муж лежит больной раком, и со слезами в голосе горячо поблагодарила меня за чтение «Алых парусов» Грина. Она сказала: «Ваш голос вернул меня к жизни! Я словно родилась заново…» Это дало мне такой заряд! Обычно еду на запись ужасно усталой, а после чтения, наоборот, – летаю…

— Вы подтвердили истину, что учиться никогда не поздно, и закончили в Нью-Йорке колледж. Каково это, будучи уже в солидном возрасте, грызть гранит науки?

— Мне было тогда 55 лет. Пришлось «попотеть» три с половиной года. Днём работала в частной клинике у офтальмолога, где через мои руки проходило по 60 человек в день. Потом, преодолевая усталость, еле доползала до своего автомобиля и отправлялась на занятия. Возвращалась домой и — за учебник. Училась на «хорошо» и «отлично». По окончании пригласили в другую частную клинику в Бруклине, где по сей день и работаю.

— Татьяна Яковлевна, Америка открыла ещё один Ваш талант – писателя. Как это произошло?

— Писать хотела с малых лет. Мечтала о профессии журналиста-международника: сочинения писала всегда блестяще, и немецкий знала великолепно. Но мама сказала: «Таня, ты такая болтушка! За границей тебя завербуют, ты все тайны выдашь, и тебя убьют». Прошли годы, и когда я жила в России, написала две книги, но они так и не были изданы, я о них забыла. А в США, когда разошлась с мужем, у меня завязался страстный роман с одним мужчиной. Он оказался непродолжительным, я очень страдала. На прощание этот человек сказал мне, что я должна писать любовные романы. И я взялась за перо, чтобы излить душу. С тех пор остановиться не могу: пишу и пишу!

— Любовь – вот главная тема Вашей прозы. В своих рассказах и повестях, некоторые из которых автобиографичны, Вы очень откровенны и часто даже безжалостны к себе. Рассказываете о таких ситуациях, о которых многие женщины предпочли бы умолчать или несколько приукрасили действительность. Таким образом Вы хотите изжить какие-то свои комплексы? Исследуете себя, свою душу?

— Да просто открытость – черта моего характера. Дети мои говорят: «Ну, почему ты вся нараспашку?!» Родилась такая! Для меня в этом ничего хорошего нет: не способна на интриги и тайны. Ну, не могу я изображать своих героев так, чтобы они не были похожи на себя, как в действительности. Однажды один литературовед в хвалебном по содержанию отзыве на рассказ написала в конце, что таких героинь, как моя, в жизни не существует, и отказала в публикации. Как не существует?! Я про себя писала! Кинулась в бой, написав главному редактору издательства. И вскоре получила ответ, что моя книга «Только секс или плюс любовь» выходит под брендом «Новые имена в литературе».

— Как реагируют Ваши читатели на такие книги?

— Читают взахлёб. Многим они подают надежду, вдохновляют на жизнь. Бывает и такая реакция: после выхода в прошлом году в издательстве «Эксмо» книги «Заморские женихи Василисы Прекрасной» трое мужчин сделали мне предложение: двое позвали в круиз, а третий — руку и сердце. Правда, никто из них не пришелся по душе…

— Вашего симпатичного героя — кота Батона — знают и в России, и в США. Как Вы пришли к детской литературе?

— Батон появился, когда внуки уже выросли, как ни странно. Кот с таким именем жил у нас в Сибири. Написала 26 сказок и в 2015 году отправила их на конкурс, который объявил Сергей Лукьяненко, и стала одной из победителей. С меня срочно потребовали рисунки к сказкам. Времени было в обрез, могли спасти положение только друзья. Я написала в любимый Ульяновск, и иллюстрации согласились сделать художники Марина Большакова и Дмитрий Бобрович. И в том же 2015 году «Приключения кота Батона и другие бабушкины сказки» увидели свет. Книга очень востребована в России. Хорошо знают её и в США благодаря моему участию в арт-фестивалях самодеятельных театров для детей. Я приезжаю в Вашингтон и Орландо не только с книгами сказок, но с мультфильмами по ним, где я сама читаю текст, а также с мягкими игрушками кота Батона и его подружки кошки Мусечки, которые идут нарасхват. Кстати, вторую партию игрушек мне шили на фабрике под Ульяновском в селе Оськино. Была буквально шокирована, когда на одном из фестивалей ко мне подошла руководитель театра и сказала, что мой кот Батон национальный герой их штата Аризона, его знают там многие дети. Частный кукольный театр Бруклина взял сценарий для постановки спектакля о приключениях Батона. Уже написана следующая книга о его новых приключениях, и в конце июля она выйдет в Америке на английском языке.

— Трудности перевода были?

— Ещё какие! У переводчиков получалась полная ерунда, потому что у меня в сказках стиль, как определил его один критик, сибирских сказов. Мучилась я с ними, пока не нашла переводчицу, которая сказала, что если найдёт методику перевода, то возьмётся. Нашла и начала работать. Читаю, что получилось на английском, и впечатление — будто я написала. Это было такое счастье для меня!

— Когда успеваете писать книги?

— Уставшая, прихожу домой, захватив по пути в кулинарии ужин. Потом полежу, сил нет, и, кажется, что уже не встану. Но часов в восемь внутри меня появляется беспокойство. Встаю и – за компьютер. На часах уже 11.30, а мне надо еще что-то сделать… На меня на работе смотрят, как на ненормальную, ведь я не зарабатываю на писательском труде, а только вкладываю. Всё дорого…

— Какой писательской наградой особенно гордитесь?

— Я участвовала и в международных, и российских конкурсах и неоднократно становилась призером. Особенно горжусь медалью и званием «Автор-стильное перо» с Германского международного конкурса «Русский стиль-2018» и тем, что моя книга «Приключения кота Батона и другие бабушкины сказки» стала победителем в Германском конкурсе «Лучшая книга года-2018». А книга «Заморские женихи Василисы Прекрасной» вошла в шорт-лист Германского Международного конкурса «Лучшая книга года-2019».

— Трудно не спросить у писателя, над чем он работает сейчас…

— Побывала в музее Николая Рериха в Нью-Йорке и была вдохновлена его картинами на славянскую тему. На одной – удивительная девушка в русском сарафане. Я подумала: «Какую славную сказку о ней можно придумать!» Получив разрешение у директора музея, начала писать. Просмотрела около 200 картин этого художника в интернете, отобрала более 40 сюжетов с его картин. Получилось 16 сказок. Дала почитать первую людям — понравилась. Мой редактор Марина Биянова отозвалась: «Гений!» Когда начала писать, поехала в музей еще раз, встала перед портретом Рериха, с которого он смотрит очень сурово, и попросила его благословения, ведь дети по моей книжке будут знакомиться с его творчеством. И мне показалось, что его взгляд стал мягче… Надеюсь, что эту книгу издаст достойное издательство. Посылала часть сказок на конкурс «Славянское слово» в Болгарию, где они получили второе место.

— Мне кажется, Ваши энергия и оптимизм неиссякаемы. Когда Вам трудно, что Вы себе говорите?

— Получив более 600 прекрасных рецензий, теперь я верю в себя. И даже, если кажется, что все вокруг плохо, я говорю: «Всё равно победа будет за нами!»

 

Источник: http://ultoday73.ru/