Лента новостей 

Боролся с фашистами, не запятнав предательством белого халата…

17 мая 2019, 11:00
1 531
Боролся с фашистами, не запятнав предательством белого халата…

Человеком удивительной стойкости и мужества был врач Федор Михайлович Михайлов (на фото), именем которого названа улица в Ульяновске, в районе Верхней Террасы.

Батрак, ставший врачом

Его судьба схожа с судьбами многих его сверстников и тесно связана с историей страны. Михайлов родился 30 мая 1898 года в селе Перелуч Псковской губернии в бедной крестьянской семье. С детских лет батрачил на местного помещика. Чтобы как-то выжить, в 1915 году поступил в Кронштадтскую школу юнг, а после служил матросом на военном корабле «Николаев».

Оказавшись среди революционно настроенных моряков, юноша не мог оказаться в стороне от революционных событий. Выступал против царской власти, был арестован и посажен в каземат. Участвовал в вооруженном восстании в Петрограде в октябре 1917 года. Сражался против войск Юденича. Штурмовал форт «Красная Горка» и был ранен. В 1926 году Михайлов окончил мединститут. Работал врачом в Смоленской, Куйбышевской, Владимирской областях. С 1935 по 1940 год возглавлял районную больницу в селе Языково в нашем крае.

Полученные на фронтах гражданской войны раны постоянно напоминали о себе. Вместе с женой Марией Тихоновной, с которой он повстречался в Языкове, решили переехать в регион с более мягким климатом. Так семья Михайловых оказалась в городе Славуте Хмельницкой области, где Федор Михайлович продолжил свою врачебную деятельность, став главврачом родильного дома.

В подполье

Когда началась Великая Отечественная война, Михайлов был направлен на курсы переподготовки военных врачей. В октябре 1941 года в районе Полтавы его часть попала в окружение, и, когда все попытки соединиться со своими оказались безуспешными, он переоделся в гражданскую одежду и возвратился в Славуту. Город был занят немецкими войсками. Наблюдать со стороны происходящее для него было невыносимо. Михайлов стал присматриваться к окружающим. Есть ли среди них люди, которые, как и он, хотели бы бороться с фашистами, и из которых можно было бы создать организацию? Чтобы осуществить задуманное, Федор Михайлович отправился в немецкую комендатуру и предложил свои услуги оккупантам. Фашисты ему поверили. А после того как он сделал сложную операцию одному высокопоставленному нацисту, и вовсе предложили высокий пост главного врача Славутской городской больницы.

Этот была большая удача. Доктор постепенно стал развертывать подрывную работу против оккупантов. Он создал и возглавил подпольную организацию, центром которой стала больница. С помощью местных патриотов объединил подпольные группы нескольких сел Славутского и Шепетовского районов в одну антифашистскую организацию. В декабре 1941 года доктор возглавил межрайонный подпольный комитет, ставший руководящим органом подпольной организации.

Подпольщики прослушивали радиопередачи из Москвы и распространяли последние известия среди населения, выпускали патриотические листовки. У них была своя подпольная типография, три печатные машинки и три радиоприемника.

Двойная жизнь «Гросс-лазарета»

Лагерь смерти - «Гросс-лазарет №301» - стал особой страницей в деятельности подполья. Он располагался в бывшем военном городке в двух километрах юго-восточнее Славуты и занимал десять трехэтажных каменных зданий-блоков. Немцы обнесли его семью рядами проволочных заграждений, вдоль которых через каждые 10 метров были установлены вышки с пулеметами и прожекторами. Лагерь патрулировали охранники с собаками. Тем не менее здесь начала действовать подпольная группа, возглавляемая военврачом А. Чамоковым. Михайлову удалось получить согласие гестапо отобрать в свое распоряжение из числа военнопленных лагеря некоторых врачей, медицинских сестер, санитаров якобы для борьбы с распространившимися инфекциями.

Инфекционное отделение Славутской больницы находилось на окраине города, и немцы не жаловали его своим вниманием. Это дало возможность сделать здесь своеобразный пересыльный пункт для подлежавших угону в Германию и военнопленных. В отделение стали поступать «тифозные» и «туберкулезные» больные, которые попадали сюда после тщательной «проверки», проводимой медперсоналом больницы Михайлова. На каком-то этапе «наступала смерть» таких больных. Ночью «покойники» уходили на специально подготовленные квартиры, затем в лес к партизанам. Вскоре партизанский отряд, созданный из «больных» доктора Михайлова и бежавших при его содействии из лагеря военнопленных, превратился в грозную силу. Партизанское соединение насчитывало свыше 4 000 бойцов.

«Сюрпризы» для оккупантов

Организация крепла, набиралась сил, и наносила все более ощутимые удары. В марте на славутский аэродром прибыло 17 бомбардировщиков. Только за день они смогли сбросить 60 тонн бомб. Многие пионеры были активными участниками подпольной организации. Когда готовилась операция по уничтожению немецких летчиков, школьников направили для расчистки аэродромов и помощи на кухне. Ребята долго ждали удобного момента. Наконец повар выставил кастрюлю с компотом на сквознячок. Туда и подсыпали порошок. К вечеру 15 летчиков скончались. На городской площади в Славуте стоял памятник Ленину. Немцы решили отправить его на переплавку, однако накануне он исчез. На ноги была поднята вся полиция, но поиски оказались тщетны: бюст Владимира Ильича был надежно спрятан. На предприятиях участились случаи выхода из строя машин, таинственно исчезали предатели Родины. Гитлеровцы устраивали облавы и обыски, чинили кровавую расправу по малейшему подозрению, но напасть на след подпольщиков не могли.

Партизаны провели 948 боевых операций и диверсий, уничтожили свыше 12 тысяч солдат и офицеров вермахта, пустили под откос около 300 железнодорожных эшелонов. Михайлов вынес на заседание комитета вопрос о подготовке к приходу Красной армии вооруженного восстания. Для этого нужно было создать новые боевые группы, слить их в один или несколько партизанских отрядов. Предполагалось разрушить железную дорогу, а когда взлетят на воздух мосты, прервется связь, будут перебиты полицаи и старосты, партизанские отряды нанесут удары по тылам фашистов. Предложение было принято.

Подготовка к восстанию развернулась полным ходом. Нужно было подобрать людей, разбить их на группы, назначить командиров, переправить оружие в определенные места. Но осуществить этот тщательно продуманный план не удалось. Приближалось 1 мая 1942 года. Утром над городом развивалось 9 красных флагов. Полицай, пытавшийся снять один из них, погиб на месте: флаги были заминированы. На многих домах, в том числе на служебных помещениях и даже на дверях квартиры самого коменданта Славуты белели праздничные листовки, отпечатанные уже в собственной типографии. Была выведена из строя целая немецкая автоколонна. Один полицай исчез бесследно, двое были тяжело ранены. Все это привело в бешенство немецкую полицию.

Давнишние подозрения о существовании у них под носом хорошо законспирированного подполья превратились в уверенность. Но не было ни одной серьезной зацепки, все арестованные в этот день оказались случайными людьми, не имеющими отношения к организации.

«Коммунисты совестью не торгуют!»

Немцы стали искать ядро организации в «Гросс-лазарете». Произвели обмен военнопленными с другими лагерями. Сменили внутреннюю охрану, которая должна была принять участие в восстании. Их расчет оказался верным. План восстания оказался под угрозой. Михайлов видел, что тучи над ним сгущаются. Он не мог не знать, что враг может заслать в его организацию опытных агентов и провокаторов. Так оно и произошло. В рядах подпольщиков завелся предатель, который выдал Федора Михайловича.

22 июля 1942 года доктор был арестован и отправлен в Шепетовский застенок. На допросе начальник гестапо граф Дитрих предложил Михайлову чистосердечное признание, за что он гарантировал ему свободу и частную поликлинику во Львове. Михайлов ответил: «Коммунисты не торгуют совестью и убеждениями. Я боролся за правое дело и, если надо, готов за него умереть». Не исключая, что врача Михайлова его соратники попытаются освободить, немцы задумали организовать для партизан «мышеловку». Они увеличили численность своего гарнизона и стали ждать. Михайлов узнал об этом и понял, что партизанам в такой схватке не выстоять. В один из дней в хлебе Федору Михайловичу передали записку: «В час ночи будь готов. Выручим». Полицай, который передавал хлеб, рассказал, что в городе полно немцев, что их пригнали с какой-то целью. Михайлов понял, что силы неравные. В ответной записке он написал: «Ничего не предпринимать. Погубите себя и людей. Прощайте, братья».

Как ни тяжело было, но партизаны вынуждены были признать, что Федор Михайлович прав, и от попытки нападения на гарнизон отказались. Между тем следствие по делу результатов не принесло. Арестованные подпольщики упорно молчали.

На казнь - с высоко поднятой головой!

В сад больницы, в которой работал Михайлов, 5 августа 1942 года насильно согнали людей. Они увидели, как показалась группа жандармов и полицаев. Один из них нес лестницу, другой - веревку с петлей. Посередине, под усиленной охраной, с высоко поднятой головой шел Федор Михайлович, весь в кровоподтеках, с заломленными назад руками, которые опутывала колючая проволока. На груди его висела доска с надписью: «Я - большевистский бандит. Я убивал немецких солдат». Но устроить показательную казнь у немцев не получилось. Когда Михайлова подвели к виселице и накинули на шею петлю, он нашел в себе силы крикнуть: «Да здравствует Советская власть! Смерть фашистам!».

Похоронили доктора в Славуте. Партизанский отряд стал носить его имя и вскоре вырос до соединения. Из-за казни Михайлова связь с «Гросслазаретом» временно нарушилась, но уже через несколько месяцев, к концу осени 1942 года, была вновь восстановлена. 23 декабря 1942 года, в пургу, вместе с врачом М. Ермаковым бежало 10 заключенных. Они перерезали проволоку украденными из операционной ножницами и через 20 дней вышли в расположение партизанского соединения. В ночь с 21 на 22 ноября 1943 года из «лазарета» через 96-метровый подкоп, шедший из барака за пределы лагеря, сбежало несколько десятков заключенных 18 января 1944 года партизаны ворвались в Славуту, а еще через два дня в город вступили бойцы Красной армии. Уже в том же году была создана специальная комиссия по расследованию обстоятельств умерщвления гитлеровцами в славутском лазарете офицеров и бойцов Красной армии, попавших в немецкий плен.

Впоследствии выводы комиссии были использованы в качестве обвинительного материала на Нюрнбергском процессе. Указом Президиума Верховного совета СССР от 8 мая 1965 года за особые заслуги, мужество и героизм Федору Михайловичу Михайлову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Так была увековечена память о подпольщике, который вышел победителем в неравной схватке с фашистами.

Жизнь после смерти

В городе Славута его имя носят улица и парк, у городской больницы ему установлен памятник. В Ульяновске врачу Михайлову, на улице, носящей его имя, так же установили памятник работы скульптора Айрапетяна. На зданиях Славутской больницы и районной больницы в Языково Ульяновской области есть посвященные доктору мемориальные доски. Вдова руководителя славутского подполья Мария Тихоновна Михайлова и его младшая дочь Тамара Федоровна Семина проживали в нашем городе.

Мария Тихоновна передала в областной краеведческий музей личные вещи Федора Михайловича: «Терапевтический справочник» и маленький стерилизатор со шприцем. Также она передала в музей кусок колючей проволоки от ограждения «Гросс-лазарета №301». Старшая дочь Михайлова, Инна Федоровна Козлова, преподавала в школе-интернате города Жданова (ныне Мариуполь). Сын Михаил долгое время жил и работал в Свердловске (ныне Екатеринбург).

Галина Величкина, заведующая сектором музейных образовательных программ Ульяновского областного краеведческого музея им. И.А. Гончарова