Лента новостей 

banner EVO mart

Агрессия подростков - кто виноват и что делать?

20 января 2016
4 2245
0 0

Как должны поступить родители, если ребёнка «травят» в детском коллективе? Как вести себя педагогам, если заметили, что назревает конфликт между учащимися? Как отличить безобидную ссору подростков от начала большого и серьёзного конфликта? И куда обращаться детям, если взрослые не приходят на помощь? На вопросы читателей Первого ульяновского портала отвечает заместитель директора центра социально-психологической помощи «Семья» Светлана Макарова.

 

  • Виктория

    Что делать, если толпа подростков устраивает травлю, гнобят ребенка изо дня в день в школе? А он скромный и тихий, и не может за себя постоять? И как безболезненно родителям помочь ребенку в такой ситуации?

    25 января 2016, 12:11
  • «Наверное, это бывает по-разному в разных школах. Если мы говорим о школах, в которых есть правила поведения внутри этой подростковой среды, и ребёнок не вписывается в эти правила – это одно. Если эти правила вполне приемлемы, то мы начинаем учиться дружить с отдельными людьми, искать себе хотя бы одного друга в этой среде, если не разделять, то хотя бы понимать интересы своих одноклассников, становиться для них значимым и интересным. То есть мы учим ребёнка в этой среде выживать.

    Если ребёнок в более-менее сознательном возрасте, можно спросить, какой помощи он ждёт от родителей. Конечно, если существует угроза здоровью и жизни ребёнка, мы делаем всё, что мы можем – приходим в школу, разговариваем с администрацией, с родителями детей, - всё, что угодно. Но если речь идёт просто о выяснении отношений, то тут нужно говорить с ребёнком, предлагать ему различные варианты: отдать в спортивную секцию, чтобы он был уверен, что его не побьют; вместе подойти к обидчикам; организовать общее мероприятие, чтобы дети там подружились. Главное, не действовать за спиной ребёнка, если выяснять отношения за его спиной, то социальный статус не повышается, а наоборот понижается. Плюс ребёнок не получает ресурс для совладания. Задача родителей воспитать детей таким образом, чтобы они смогли завтра выжить без нас. Учить этому мы должны, предлагая разные варианты, простраивать перспективу, чтобы ребёнок понимал, как можно с проблемой справиться. Если, предположим, всё испробовали, и ребёнок хочет перевестись в другую школу, надо помнить, что он не должен уйти побеждённым, в школу, которая лучше. Надо найти увлечение ребёнка и школу, которая это увлечение разделяет, специализируется на этом предмете, готовит в вуз, который будет в дальнейшем у ребёнка в перспективе. Главное, чтобы ребёнок понимал, что он не убегает, а стремится изменить свою жизнь к лучшему».

    15 февраля 2016, 12:14
  • Сергей

    Как можно узнать, агрессивен подросток или нет, если в семье он ведет себя спокойно?

    22 января 2016, 13:09
  • «Вы никак не узнаете, если вам кто-то – ребёнок или его окружение – не даст обратную связь, что ребёнок агрессивен. Представим, что ребёнок в центре круга, его окружает семья, социум, сообщество, в котором он взаимодействует. И если, например, вам учительница начинает жаловаться, что ребёнок хамит, нарушает правила поведения, то для меня, как для психолога, это звонок о том, что ему очень хочется уже и вам что-то сказать плохое, но пока он ещё не готов, и свои силы на ком-то другом пробует. Бывает, что ребёнок совершенно по одному ведёт себя в семье, а, выходя за рамки семьи, он проявляет какой-то формат агрессии. Получается, желание проявлять агрессию у него есть, но делает он это пока в минимально опасной для него ситуации, когда это чужой взрослый, и когда он себе это может позволить. Иногда родители сами поддерживают такое поведение, когда говорят, что чужой взрослый плохой, и хамство, агрессия по отношению к нему оправдана. Родителям очень важно понимать, что это никогда не оправдано. Выражение собственных чувств – оправдано, отстаивание своей точки зрения и своей позиции – оправдано, защита чести и достоинства – оправдано, агрессия – не оправдана. Если она есть к какому-то взрослому вовне, можете ждать, что при неблагоприятном стечении обстоятельств, или, если дальше тенденции эти будут углубляться, эту агрессию от ребёнка потом будете получать в отношении к себе».

    15 февраля 2016, 02:39
  • Марина

    Я так понимаю, опрос навеян случаем в Карсуне. На Ваш взгляд, как сейчас обстоит ситуация у нас? Это единичный случай, или же такое сплошь и рядом, только эта история получила огласку? Часто ли Вам приходится сталкиваться с подобным в своей практике?

    21 января 2016, 13:16
  • «Этот вопрос не совсем ко мне, я как психолог, получаю отзвук другого порядка, когда сам подросток приходит на приём, один или с родителями. Говорить, в целом, о ситуации в учебных заведениях я не компетентна. Знала ли я о подобных случаях, как в Карсуне – пять, десять лет назад – знала. Являются ли ни массовыми? Когда бьют, не являются. На мой взгляд. Отвечу на другую часть вопроса. Я не считаю, что сейчас дети более жестоки, нежели их сверстники пять, десять, пятнадцать лет назад. Вспомните царскую Россию, когда ходили село н село, улица на улицу. Всегда существовал такой формат, что есть юношеская, подростковая агрессия и жестокость. Гормональное созревание и неустойчивость нервной системы приводят к не совсем адекватным эмоциональным и поведенческим реакциям, им куда-то это нужно выплёскивать. Просто сейчас агрессивность стала по-другому выглядеть. На мой взгляд, произошло изменение самих деток, их неспособность к управлению собственным поведением выше, чем у их предшественников. Не агрессивность в чистом виде, а именно способность к самоконтролю. Результаты исследований показывают, что современные подростки к 17-ти годам достигают уровня самостоятельности, который 25-30 лет назад имели дети 7-10 лет. Некоторые исследователи пытаются определить границу подросткового возраста, как 21 год. Современные подростки другие, они социально маленькие, младшенькие, хотя физически и интеллектуально они вполне зрелые. Первый момент – это инфантилизм как беда поколения, несамостоятельность и безответственность. И второй момент – общество становится другим. У нас нет такой структуры семьи, которая была раньше, не во всех школах в прежнем формате ведётся воспитательная работа, нет двора, в котором двое вертят скакалочку, чтобы третий мог прыгать. Мы переходим в другой формат общения на разных уровнях. Присоединяется виртуальное общение, которое диктует вообще другие правила, стирает границы. Люди не боятся проявлять агрессию в сети, не боятся получить ответ, потому что могут представляться каким угодно именем, выплёскивают на кого угодно что угодно. Всё, что было неловко, стыдно или страшно сказать в глаза, потому что получишь обратную связь негативную, а может, и физическую, можно сказать в виртуальном мире, где можно быть «другим». Соответственно, это никуда не денется из психики, и в реальной жизни человек становится готов эти границы перейти. Если всё это сложить вместе, то получим особенности поведения». 

    15 февраля 2016, 02:35
  • Нина

    У моего ребенка не разделенная любовь. Из-за чего сын очень сильно переживает, бывают вспышки агрессии, а потом наоборот замыкается в себе. Боюсь, как бы не сделал с собой что. Как помочь ему в данной ситуации ?

    21 января 2016, 13:01
  • «Говорится сразу о нескольких моментах, это могут быть как причинно-следственные связи, так и параллельные вещи. Начнём с первого – «У моего ребёнка неразделённая любовь, я об этом знаю и переживаю за него». Очень хорошо, что родители знают, что происходит с их ребёнком. Если они не подслушивают, не подглядывают, не залезают в его тайные дневники, а на самом деле ребёнок рассказывает – в данном случае про неразделённую любовь – это говорит о том, что склонности к самоповреждающему поведению, к избеганию у такого ребёнка будет меньше, потому что у него связок с родителями больше. Если в возрасте, когда уже интересны представители противоположного пола, у родителей и ребёнка сохраняются достаточно доверительные отношения, значит, у него много ресурсов в этом мире, ему есть, с кем поделиться, ему есть, куда «выплеснуться». И, соответственно, риск суицидов снижается.

    Второй момент: «У моего ребёнка бывают вспышки агрессии, а потом он замыкается». У нас у всех психика разная, и реагируем мы совершенно по-разному. Если у ребёнка случаются вспышки агрессии, это в каком-то смысле даже хорошо. Хуже, когда человек не умеет вовремя раздражение или какие-то другие негативные чувства сбрасывать, тогда происходит накопление аффекта, которое может привести к взрыву. Важно как мы, взрослые, себя в этот момент ведём. Ни в коем случае не нужно оправдывать эту вспышку агрессии. Если она вам не приятна, особенно, если направлена против вас, необходимо дать ему обратную связь: «Я понимаю, как тебе плохо, но я не позволяю в отношении к себе оскорблений. Я готова тебя поддержать, помогать тебе, как только ты успокоишься».

    Кроме того, нужно понимать, если у ребёнка вспышки агрессии происходят, ему можно помочь каким-то другим, нормальным образом эту агрессию сбрасывать. Это может быть всё, что угодно: физическая нагрузка, эмоциональная разрядка. Подумайте, что близко вашей семье, на какие вещи ребёнок пойдёт, тогда вы можете вместе что-то организовывать, или его к чему-то привлекать, чтобы он куда-то разрядился, не обязательно на вас и не в формате открытой агрессии.

    Когда ребёнок замыкается и родителей это очень сильно тревожит, важно понять, что для ребёнка в подростковом возрасте очень важно обрисовать свою территорию – территорию взросления. Ему очень ценно, чтобы родители уважительно относились к его жизненному пространству. Поэтому, если ребёнок говорит: «Нет, я не хочу с тобой об этом разговаривать, мама!», то это его право. Но вместе с тем, дайте понять, что вы переживаете, хотите ему помочь и готовы поговорить с ним и быть рядом, когда ему это понадобится.

    Третий вопрос – про суицид. Бывают маленькие уходы – это побеги, уходы с уроков или уходы от решения проблем, - это не про суицид. Но это такая весточка нам, что ребёнок может пойти по дороге избегания. И нужно учить ребёнка преодолению: «Ты со всем справишься, а я буду тебе в этом помогать». То есть отслеживать, чтобы стратегия вашего ребёнка всегда была не про убегание, а про преодоление.

    Суицид – это уход, большой, от всего и навсегда. Истинных суицидов у детей бывает не так много, а демонстративных, шантажных, аффективных – предостаточно. Чтобы до них не довести и вовремя остановить, надо за ребёнком понаблюдать. Если ребёнок долго время находится в формате самоповреждающем, когда звучат фразы: «Я бы не хотел здесь находиться», «Я бы хотел этого никогда не видеть», когда это всё вместе и этого много, мы говорим о том, что что-то в эмоциональном, поведенческом, личностном формате с ребёнком происходит. И это повод обратиться к специалисту, чтобы разобраться.

    Если ничего такого не происходит, и мы просто видим переживания, нужно понимать, что яркий эмоциональный фон, желание сильных переживаний – это нормально для подросткового возраста. Надо помочь справиться, никакой угрозы суицида из-за того, что с девочкой у него проблемы, не должно возникнуть».

    15 февраля 2016, 02:35

Биография

Светлана Макарова Заместитель директора центра социально-психологической помощи «Семья»